Russian Version: American Courts Take Ravaged Child From Immigrant Father - Part 3, Theodora Coutsoukis, Family Court
English version Greek version Spanish version french version Portuguese version Romanian version Hebrew version

|Teddy's Case | Email | Feminocracy |
This page may be freely duplicated and posted without changes.

<< - 1 - 2 - 3

Memorable Quote Д-р Оус также заявил, что последние исследования в области раннего развития ребенка показывают, что долговременные отклонения в умственном развитии являются последствиями травмирующего обращения, что в особенности относится к новорожденным, детям, начинающим ходить, и детям в первые три года жизни.

Эти отклонения становятся даже более выраженными, переходя в задержки в неврологическом, умственном и физическом развитии. Лучше всего они поддаются коррекции в условиях всестороннего и незамедлительного ежедневного родительского ухода, причем родители должны обладать специальной квалификацией и сильным эмоциональным влиянием на ребенка, с помощью которых можно подавить последствия вызывающих стрессы факторов.

После изучения истории болезни Тедди д-р Вильям Блум, консультирующий невропатолог, сказал, что условия, в которых находилась Тедди, «резко ухудшились в 1977 г. и продолжали ухудшаться и после этого... а перед этим ее развитие было выше среднего».

Д-р Блум добавил, что господин Кутсукис информировал д-ра Де Виво о том, что Тедди с самого рождения находилась под постоянным присмотром именно отца. Несмотря на это, д-р Де Виво предпочел не говорить с господином Кутсукисом и д-ром Скутели, полностью положившись на информацию, устно переданную ему матерью Тедди.

После изменения лечения припадки у Тедди усилились настолько (по словам матери, она находилась без сознания более 13 минут), что она дважды была госпитализирована в экстренном порядке. Основные рецидивы или «регрессии», как отмечалось присматривающим за Тедди персоналом, отмечались именно после этих припадков. Д-р Блум счел, что прекращение лечения Тедди препаратами без значительных побочных эффектов и замена его кетогенной диетой является отклонением от стандартной медицинской практики. Он сказал, что в результате этого, вследствие последующих припадков, возникли продолжительные мозговые повреждения.

Сандра Саво, сиделка, нанятая господином Кутсукис в апреле 1997 г., также представила заверенные свидетельские показания в отношении господина Кутсукис. Она заявила, что Тедди была любящим, счастливым ребенком, привязанным к отцу, который «старался изо всех сил, чтобы проводить с ней все свое время и учить ее новым вещам».

Госпожа Саво сказала, что она может «представить себе, как это ужасно и мучительно», когда Tедди и ее отца разлучили друг от друга.  Госпожа Саво сказала, что она сама видела, как мать Тедди «ложно» обвинила господина Кутсукиса в оскорблении и лишении ее свободы. Госпожа Саво добавила, что, когда она была повторно нанята для присмотра за Тедди, когда той было разрешено жить с отцом, у девочки были постоянные запоры, периоды нездоровой активности и возбуждения, и это повторялось вновь и вновь. Она сказала, что Тедди забыла многое из того, что знала раньше: язык жестов, алфавит, цифры, как поворачивать ручку, открывая дверь, как вставить ключ в замочную скважину, правила личной гигиены. Тедди больше не могла делать элементарные вещи, например, пережевывать еду или сморкаться.  Она была слишком активной и даже опасной, кусалась, а не целовала, у нее постоянно текла слюна. Госпожа Саво сказала, что она никогда за всю свою жизнь не видела «таких терпеливых людей как Фотиос».

Memorable Quote Вслед за насильственным отнятием Тедди от отца госпожа Саморa начала непрерывную кампанию, чтобы они не смогли видеться, продолжающуюся по сей день.  Хотя законодательство Орегона поощряет родителей-опекунов разрешать их детям встречаться с родителями не-опекунами, она систематически препятствовала встречам Тедди с отцом. Она даже нарушала постановления суда, обязывающие ее предоставлять выписки из истории болезни, записи по образованию и отчеты по экстренной медицинской помощи.

Попытки господина Кутсукиса поговорить с Тедди по телефону чаще всего заканчивались тем, что на той стороне сразу вешали трубку, чаще всего без ответа и иногда с извинениями, что «с ней нельзя поговорить» или «мы уже выходим», и опять же вешалась трубка.

Господину Кутсукису не только не говорили о том, что Тедди в очередной раз в больнице, но и не давали посещать больного ребенка. Он случайно, от третьих лиц, узнавал, что Тедди была в больнице в августе и ноябре 1997 г., причем работники больницы говорили ему, что мать особо инструктировала не разрешать ему видеться с дочкой.

О том, что Тедди сделали глазную операцию, он узнал из записки, которую мать Тедди положила в ее сумку, когда он навестил девочку десять дней спустя. В записке была инструкция о том, что в глаза нужно капать лекарство. Эта операция оказалась неудачной, и Тедди снова пришлось оперировать. В этот раз господин Кутсукис узнал об операции от хирурга, позвонившего ему, чтобы сказать, что он только что сделал эту операцию.

В это время госпожа Самора, так же как и в Орегоне, отказалась вступать в любые переговоры о Тедди с господином Кутсукисом.

Human Rights UpdateНа последующем за этим заседании суда госпожа Самора обвинила бывшего мужа в оскорблениях по телефону и факсу. Вызванный повесткой судьи Брэслоу, господин Кутсукис явился в суд, взяв с собой в качестве доказательств телефонные счета и записи переговоров.

Вслед за тем, что господин Кутсукис назвал «судом кенгуру – т.е. попирающим принципы справедливости», где ему не разрешили представить свидетельства свои свидетельства или комментировать действия противной стороны, и вслед за кампанией по импичменту судья Брэслоу в апреле 1999 заявила о самоотводе. Через месяц ПОСЛЕ самоотвода она вынесла приговор господину Кутсукису, а затем вдруг «подала в отставку» в середине каденции.

Но Брэслоу ушла совсем не без шума. После самоотвода, но перед тем, как она покинула кресло судьи, она приговорила господина Кутсукис, явившемуся в суд без адвоката, к годовому испытательному сроку и посещению «Курсов для лиц, нанесших оскорбления действием», несмотря на тот факт, что никаких обвинений в насилии или угрозе его применения госпожой Саморой, которую представлял назначенный Брэслоу бесплатный адвокат (дважды заявлявший самоотвод), представлено не было.

Teddy can no longer aspire to become ...Господин Кутсукис увидел, что «Курсы для лиц, нанесших оскорбления действием» посещались более чем двадцатью представителями неимущих меньшинств и иммигрантов, причем большинство из них было направлено туда судьей Брэслоу. На этих курсах, которые по его словам «возглавлялись ненавидящей мужиков наглой лесбиянкой», ему было сказано, что они предназначены исключительно для гетеросексуальных мужчин, применивших насилие против «женщин-сожительниц». Но на этих курсах были люди, направленные туда по совершенно другим поводам, например, за вождение в нетрезвом виде.

Господин Кутсукис был искренне возмущен тем, что эти люди объявлялись «преступниками» и «избивающими своих сожительниц». Их строго предупредили, что они не имеют прав выражать никакое недовольство тем, что «последствия слишком тяжелы». Их поучали, что «только мужчины повинны в бытовом насилии»; что женщины, убивающие своих мужей, поступают так, поскольку «те им что-то сделали»; что всем женщинам всегда следует верить, потому что «у них нет причин лгать». Во время того, что господин Кутсукис назвал «промывкой мозгов», эти безымянные «инструкторы» запрещали мужчинам высказывать противоположную точку зрения, обсуждать любые опубликованные материалы, приносить газеты или ссылаться на имена судей.

American feminists are like the Nazis who cried 'Germans, free yourselves from Jewish oppression.'Господин Кутсукис, у которого были аудио записи этих «культовых проповедей», был возмущен, что «Кэти Уолтерс и две ее подружки-лесбиянки» стали известны лишь потому, что обвиняли биологических отцов в смерти детей, убитых их матерями. Несправедливости в отношении этих мужчин были лишь расплатой за историческую несправедливость к женщинам, и, издеваясь над ними, заявлялось, что никакого в этом нарушения законодательства Соединенных Штатов или Конституции нет, и при этом говорилось, что «Конституция была написана мужчинами». Все это заставило его написать полемическую жалобу на этих «инструкторов» и попросить Комиссара исправительного департамента «вышвырнуть их с работы». Исправительный департамент округа Вестчестер (Westchester County Probation Dept.), где проходили эти «занятия», впоследствии уволил их.

Невероятно, но лидер этой «группы насильников», сказал участникам, что это послание изучалось на семинарах, организованных для судей, полисменов и даже школьников.

Автор статьи, посетившая господина Кутсукиса и Тедди в Пикскилле, согласна с последним заявлением госпожи  Саво, сказавшей, что она никогда за всю свою жизнь не видела «таких терпеливых людей как Фотиос».

Я сама видела, как господин Кутсукис три часа провел на кухне, старательно приготавливая для Тедди специальное кетогенное питание. Тедди уже заснула (было поздно), а он все еще готовил.

Когда она проснулась, он с той же любовью и лаской, как и играл с ней, взял ее, покормил и опять учил как есть самостоятельно. Он читал ей, разговаривал, постоянно и явно выражая свою привязанность.

Memorable QuoteОн снова и снова повторял с Тедди, как называются цвета, цифры, буквы и слова. Делал он это как ее частный профессиональный терапевт, специалист по развитию речи и физиотерапевт. Он, безусловно, был тем, кто мог дать Тедди требуемый ей уход и большую родительскую любовь.

О себе господин Кутсукис говорил, что его убивает недоверие в том, как он относится к своей девочке и «те преступные вещи, которые были сделаны по отношению к ней, имея в виду страну, полную подозрительный личностей».

Господин Кутсукис работает в своем домашнем офисе по выходным, когда Тедди не с ним, но когда они вместе, он не работает и занимается только ей. Получение помощи от репортеров он записал в свой график работ по дому.

В настоящее время дело о разводе господина Кутсукис находится в Апелляционном суде штата Орегон, и он добивается получения прав опекуна в Нью-Йорке, чтобы «спасти, что осталось» от его ребенка пока «не слишком поздно».CTR010707

<< - 1 - 2 - 3



ctr7Oct00